ОВАКОЛУ-80
Пятница, 20.07.2018, 05:04

Приветствую Вас Гость

Главная страница | Регистрация | Вход
Ощадбанк курс доллара
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: RAO, Марченко  
Форум » Форум ОВАКОЛУ » Форум для всех » ВСЯ ПРАВДА ОБ ОТЦЕ президента ЮЩЕНКО...! (Теперь понятно почему фашист Шухевич - герой украины!)
ВСЯ ПРАВДА ОБ ОТЦЕ президента ЮЩЕНКО...!
RAOДата: Понедельник, 15.09.2008, 19:45 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 31
Статус: Offline
Биография Андрея Ющенко, отца Президента Украины Виктора Ющенко, стала в последние годы одной из самых обсуждаемых тем на Украине. Это вполне объяснимо, если учесть остроту политической борьбы, в ходе которой еще в процессе прихода В. Ющенко к власти особенно громко звучала тема государственного антисемитизма в идеариуме независимого украинского государства. Не последнюю роль в современной украинской политике играет также реальный и выдуманный «компромат». Расследование Юрия Вильнера, основанное на документах и научном анализе, ставит точки над i в этом деле и помогает пролить новый свет на самую трагическую страницу в истории Восточной Европы. ISBN 969-228-292-5 © Юрий Вильнер / Yuri Vilner, 2007 Арону Шнееру - историку и гуманисту, открывшему миру правду о плене и предательстве. «В нашей семье ежедневно пили хороший кофе, к которому папа пристрастился в плену» Из интервью Петра Ющенко

ПУТАНИЦА И ПОДОЗРЕНИЯ Биография Андрея Ющенко, отца нынешнего Президента Украины, стала в последние годы одной из самых обсуждаемых тем на Украине. Это вполне объяснимо, если учесть остроту политической борьбы, в ходе которой не последнюю роль играет реальный и выдуманный «компромат» на оппонентов и членов их семей. Виктор Ющенко с самого начала своей публичной политической карьеры декларировал особый взгляд на историю Второй мировой войны, не скрывал своих симпатий к националистическим формированиям ОУН-УПА и не делал особой разницы между советскими солдатами и гитлеровцами1. Некоторые его оппоненты расценили «ревизионизм» Ющенко как следствие воспитания, полученного им в семье, и потому их особое внимание привлекла фигура отца Виктора Ющенко - Андрея Ющенко, о котором было известно, что он провёл в плену большую часть войны. Чтобы упредить оппонентов, предвыборный штаб Виктора Ющенко в феврале 2004 года разместил на правах рекламы во многих украинских изданиях статью «Узник № 11367»2. В этой комплиментарной статье Андрей Ющенко предстал как мужественный узник нацистских лагерей, стойко выносивший все ужасы фашистской неволи и даже совершивший несколько побегов. Цель публикации была проста - заранее лишить оппонентов Виктора Ющенко возможности использовать тезис о том, что кандидат в президенты - «сын предателя». Кроме того, героическая и трагическая версия биографии Андрея Ющенко, изложенная в статье «узник № 11367», придавала дополнительный шарм его сыну в глазах избирателей. Виктор Ющенко стал позиционироваться как «сын узника», и это позволяло ему более уверенно отбиваться от обвинений в национализме3.

Образ «сына узника» более благосклонно принимался и западными партнёрами. Однако, эксплуатируя тему «узника», Ющенко и его команда увлеклись. Множество «подробностей», которыми они пытались развить тему, выглядели неправдоподобными, а порой и работали против версии о «подвиге военнопленного Ющенко». Например, старший сын Андрея Ющенко - Пётр - в интервью израильскому еженедельнику «Время» заявил, что «к хорошему кофе папа пристрастился в плену». Сам Виктор Ющенко в частых выступлениях постоянно путался в деталях биографии отца, создавая почву для всевозрастающего недоверия. Как результат - смутные подозрения в недостоверности версии об «узнике № 11367» сменились стремлением серьёзно разобраться в биографии Андрея Ющенко. После того, как в СМИ попала часть подлинных материалов из «фильтрационного дела» Андрея Ющенко, журналисты получили возможность самостоятельно разобраться с фактами биографии отца президента. В течение 2005-2007 гг. в украинских СМИ появилось много материалов на эту тему. Авторами наиболее серьёзных из них являются М. Бердник4 и С. Бурлаченко5. К сожалению, украинские журналисты ограничились лишь анализом документов, оценивая лишь достоверность сведений, содержащихся в них, а также соответствие документов тем версиям, которые озвучивались Виктором Ющенко и его сторонниками. Доказав, что в большинстве случаев Андрей Ющенко лгал о своей биографии, украинские журналисты, однако, не пытались выяснить, кем же на самом деле был отец нынешнего президента Украины. Но если рассмотреть документы о биографии Андрея Ющенко, сопоставляя их друг с другом, а также с имеющимися сведениями из массива других источников, можно сделать обоснованные предположения о реальной судьбе Андрея Ющенко.

ДОКУМЕНТЫ Есть несколько документов, на которые опираются биографы Андрея Ющенко. К созданию как минимум трёх из этих документов Андрей Ющенко причастен лично. Приведём некоторые из этих документов полностью (с сохранением орфографии и стилистики автора): 1-й документ - автобиография Андрея Ющенко, написанная им в рамках фильтрационного дела 17 августа 1945 года (далее - «автобиография (1945)») Автобиография Я Ющенко Андрей Андреевич 1919 года народженя сын колхозника 1934р. скинчив Хоруживску н/п среднюю школу и втому роци поступив на годични подготовки в Институт в г. Харькове. 1935р. скинчив и поступив в харьковский Державный Пединститут 1937 р. при плохих материальных условий Я вынужден буе искать другого миста и бросить старое. В етому роци я поступив у г. Баку при «Каспийском паро-ходстви» на порт в качестви механика слесаря. Нарушив паспортный учет, миня осудили сроком на 3 года. Отработав полтора года, миня освобождает Президиум Верховного совета со снятием судимости. 1939 год весною я еду в г. Ростов и поступаю на «Манычводстрой» де работаю до осени етого года, де и поступаю вряды красной армии. Первая служба ето 11 казача кавдивизия, кав 35 полк де и окончив школу мл. командиров. 1940год осинь нашу дивизию росфомировуют и я попадаю 29 мотодивизия внов сфомирувана, должност старшины. 1941году присваивают звание старшины, з етим я и ухожу на фронт. 28 июня нашу дивизию за Билостоком розбили, Ком Див. и нач штаба ушли по неизвестном направлению. 30 июля миня взяли в районе Минска в плен. Первый большой Лагер ето Остров Мозовець в Польщи. В германии 304 и 4Б откуда миня везут (зачёркнуто: «я еду» - Авт.) в г. Майсен, Каменный кар’ер работать. Весною 1942 года миня перевозят в город Лайпциг на завод с-хоз. машин. Осенню етого года миня за подготовку к побегу забирают в большой Лагерь 4 Б. Откуда везут в штрафной Лагерь г. Стольп на аеродром - готовит земляную площадку Летом 1943 года я убигаю, миня ловят и везут в центральный карцер и гестапо для военнопленных в г.Вольф, где зделав неудачный побег миня за километр од лагеря ловят, я ище сижу. Ноябр 1943 везут г. Нюрерберг Лагер 13, откуда я ухожу, убегаю и ловлять в г. Львов в Декабре 1943. Везут в штрафной Лагер 318 просидев 3 месяца, миня везут в Концлагер Аушвиц. Осинь 1944 за бандитизм в лагери (noбoi полицаев) нас ве-зуть в Концлагер Флесембург. По дороги мы бижим 25 человек. Ловлять миня в в Праги. Я миняю фамилию, садовлять в тюрму в г. Эгер - Кар-сбад-Эгер. Разоблачают и везуть в Бухенвальд где сижу одну неделю. Миня везуть в концлагер Флесембург, где в 1945 23 апреля освобождают Американцы. С того времени я не тиряв ни одной минуты как попасти на родину. Проходив Фильтрационный лагерь откуда взяли на работу в г. Штенау по эвакуации завода, окончив демонтаж я получив розрешение ехать на родину к чему прилагаю справку. Отец Ющенко Андр. Ив. был на защити Ленинграда и в его направлении демобилизував сочасно <нрзбр> больше родных нет. Роспис 17 VIII-1945 год. 2-й документ - заверенная сотрудником МГБ копия автобиографии Андрея Ющенко, написанной 7 сентября 1946 года, (далее - «автобиография (1946а)»)

Автобиография Я, Ющенко Андрей Андреевич, родился в 1919 году селе Хоружийцы, Недригайловского р-на Сумской области в семье крестьянина, теперь колхозника. В 1934 г. окончил Хоружийскую неполную среднюю школу. После окончания 7 кл. поступил на робитничий факультет Харьковского пединститута Где при окончил два курса, но с 3-го курса был мобилизован в Кр. Армию. Принимал участие в отечественной войне, в 1945 г. из Кр. Армии был демобилизован как учитель. С 1 серпень 1945 по 31 грудня 1945 г. работал преподава-телем истории и географии в Вильшанской средней школе. С 1/1- 46 года по 31/VIII - 46 г. работал директором Козе-лянской НСШ. С 1935 г. являюсь заочником Харьковского пединститута. 7/IX-46 г. Ющенко Верно: оперуполномоченный 3 отд. 2 отдела К-н (Подпись) 3-й документ - автобиография Андрея Ющенко, написанная им 31 ноября 1946 года (далее - «автобиография (1946)») Автобioграфия Я, Ющенко Андрiй Андрювич, народився в 1919 роцi в с. Хоружiвцi, Недригайлiвськийр-ну, Сумськой облв сiмi селянина-колгосiтника. В 1935 poui я закiтчив Хоружiвську НСШ. Пiсле зашнчення 7 кл. вступив в рабфак при Харькiвському Державному Педicmumymi який закiнчив в 1939 p. yмucmi з iнcmumymoм. В 1939 poцi, i працюю викладачом icmopii i географii в Ростовськiй обл. Весьоловскiй р-н. 3вiдки i був призваний в ряды Червоноi армii. На початку Вiтчизненой вiйнu я знаходився на захiдному кордонi г. Слоiм. 28 червня нашу мотодiвизiю майже розбили i XI - 41 року мене пiранило, I-1942 р. мене забрать в полон. Зпочатку знаходився при гocnumaлi, пomiм пiслают на работу в г. Лейпциг звiдки я тiкаю. Мене словили i посадили в центральный озолятор г. Вольф, зное ловлять i закривають в Нюренберзьку тюрму, зное тiкаю i ловлять у Францii, зное тiкаю де ловлять i вiдправляють в концлагерь Освнцiм i роб-лять клеймо на клеймо грудi № 11367. Тут знов тiкаю - ловлять i роблять други клеймо i вiдправляють в концлагер Фльосем-бург, де по дорозi нас 25 чоловiк (цiлий вагон) нас знов утiкаемо, де ловлять i сажають в тюрму Прага - Карлсбад, Егер i Фльосембург. В Фльосембурзi жду суда, дождавшись суда (повiшення) я знов тiкаю i потрапляю в зону Америки. I -1945 року я iду на свою сторону i по III - 45 року я пра-цюю писарем при в/комендатурi г. Штейнау, потiм начальником по демонтажу i разборки заводiв на Радянську сторону. 8 - 1945 року я працюю Викладачем icmopii i географii при Biльшаскiй сш nomiм директор школи з 1946 р. по VIII- 46 р. в с. Козельне. 3 VIII - 1946 року працюю директором В-Каменской НСШ Piдних заграницею не маю i нiяким репреciям теж не пiдлягали. Пiд час окупацii теж нiкто нi на яких посадах не був. Одружений. 31 -XI-46 р. Підпис

4-й документ - собственноручно заполненная Ющенко анкета в фильтрационном деле№ 81376, написанная 31 октября 1946 года (далее - «анкета») 5-й документ - Учётная карта Архивно-справочного управления вермахта октября 1943 года о переводе Ющенко из лагеря военнопленных Люфтваффе № 5 (Вольфен) в Шталаг № 13 (Нюрнберг) (далее - «карточка (1943)») 6-й документ - личная карточка Ющенко на бланке лагеря военнопленных Освенцим, заполненная 20 октября 1944 года (и её перевод, датированный 5 января 1950 года) (далее -«карточка (1944)») Эти документы противоречивы, содержащиеся в них сведения мало согласуются между собой, а в отдельных эпизодах - опровергают друг друга. В документах, к составлению которых прямо причастен Андрей Ющенко (автобиографии и анкета) очевидно стремление не изложить правду, а замолчать её или исказить, предложив взамен ложную, «удобную» версию. Поэтому, чтобы установить хотя бы в общих чертах биографию Андрея Ющенко, необходимо рассматривать все документы в комплексе. Биографию Андрея Ющенко можно разделить на три периода: довоенный, военный и послевоенный. И в каждом из них, судя по документам, Андрей Ющенко совершил такие поступки и попадал в такие ситуации, достоверная информация о которых могла бы серьёзно повредить ему в период составления документа.

ДОВОЕННЫЙ ПЕРИОД Андрей Андреевич Ющенко родился 10 апреля6 1919 года в селе Хоружевка7 Недригайловского района Сумской области. Родители - Андрей и Мария, крестьяне8. В 1934 году Ющенко окончил неполную среднюю (7 классов) школу села Хоружевка9. В том же 1934 году поступил на подготовительные курсы (рабфак) Харьковского государственного пединститута, после окончания которых в 193510 году стал студентом указанного института (в анкете указан факультет - «истфак»). До 1937 года особых разночтений в версиях биографии Андрея Ющенко нет. Молодой деревенский парень из бедной семьи становится студентом исторического (?) факультета одного из ведущих ВУЗов Украины. Высшее образование в 1930-е годы ценилось очень высоко. Для специалиста с высшим образованием и с «правильным» социальным происхождением были открыты широкие карьерные перспективы. К тому же, воссозданные в 1934 году истфаки являлись «идеологическими факультетами», и их выпускники рассматривались не только как специалисты в одной из гуманитарных дисциплин, но и как серьёзный кадровый резерв для пополнения партийного и советского аппарата. В изложении событий до 1937 года все документы согласуются между собой, не содержат противоречий, и даже напротив - дополняют друг друга. Однако в начале 1937 года в жизни Ющенко происходит некое событие, которое резко изменяет его жизнь. И это находит отражение в документах: появляются умолчания, противоречия и прямая ложь. Так, в ранней автобиографии (1945) Ющенко пишет, что в 1937 году «при плохих материальных условиях я вынужден був искать другого места и бросить старое». Он внезапно бросает институт и перебирается в Баку, где поступает на работу слесарем-механиком в порту при Каспийском пароходстве. А в анкете 1946 года он утверждает, что он с февраля по ноябрь 1939 года он - «учитель НСШ (неполной средней школы) в Весьоловском районе» Ростовской области, откуда и призывается в армию. В автобиографии (1946) он также сообщает, что учился в Харьковском государственном институте вплоть до окончания в 1939 году: «закинчiв в 1939 p. yмicmi з iнститутом. В 1939 роцi працюю викладачом icmopii i географii в Ростовськой обл. Весьолвський р-н». Между тем, в автобиографии (1946а), написанной в сентябре 1946 года, Ющенко утверждает, что до призыва в армию он учился в Харьковском пединституте: «с третьего курса был мобилизован в Красную армию». Очевидно, что Ющенко как минимум в двух версиях из трёх идёт на сознательную ложь. Несогласованность разных версий в документах, написанных Ющенко с разницей в один год, невозможно объяснить забывчивостью: такие яркие события в жизни как прекращение учёбы в ВУЗе или обстоятельства призыва в армию запоминаются на всю жизнь. Представляется, что первая версия, в соответствии с которой Ющенко бросает институт и перебирается в Баку, ближе к истине. Что могло побудить студента Харьковского института внезапно бросить учёбу, даже не закончив учебный год? Что заставило студента-историка отправиться за тысячи километров в поисках работы слесаря? Материальные интересы и поиск более оплачиваемой работы не представляются убедительным объяснением этого довольно авантюрного поступка. Харьков, откуда неожиданно уезжает Ющенко в 1937 году - крупный промышленный центр, ещё несколько лет назад столица Украины. Здесь строятся огромные заводы и комбинаты, рабочие руки нарасхват, и устроиться тем же «слесарем-механиком» не составляет большого труда. К тому же от дома и родной Хоружевки не очень далеко. Однако Ющенко уезжает из Харькова в Баку, столицу Азербайджана.

Представляется, что мотивом поступка послужил не поиск вакансии «слесаря-механика», а стремление покинуть Харьков и Украину. Можно с уверенность предположить, что Андрей Ющенко попал в определённую ситуацию, когда пребывание в Харькове и на Украине для него не представлялось возможным. Он не переезжает в Баку, он туда убегает, чтобы скрыться и, вероятнее всего, от милиции. Он перебирается в другую республику, где найти его органам внутренних дел Украины гораздо труднее. На стремление избежать контактов с милицией указывает следующий факт. Ющенко, проживавший в Харькове - законный обладатель советского паспорта. Харьков, наряду с Москвой и Ленинградом, стал одним из первых городов, где ещё в 1933 году была введена обязательная паспортизация с пропиской. Он перебирается в 1937 году в Баку, где к тому времени также проведена паспортизация с такой же обязательной пропиской. Почти сразу же его арестовывают органы НКВД города Баку. Ющенко в автобиографии (1945) пишет: «нарушив паспортный учёт, миня осудили сроком на три года». В чём заключалось это нарушение паспортного режима? Скорее всего, в том, что он не прописался по новому месту жительства в установленный срок. А зачем обладателю законного паспорта нарушать паспортный режим? Это имеет смысл, если человек стремится избежать контактов с милицией. Итак, по словам Ющенко, он получает три года. Очевидно, что, говоря о трёх годах «за нарушение паспортного учёта», Ющенко что-то не договаривает. Его версия явно не согласуется с тем, что известно об административной и уголовной практике тех лет. Согласно постановлению ЦИК от 1 июля 1934 года «О внесении дополнений в Уголовный кодекс», лица, не имевшие паспортов, и проживавшие в местах, где наличие паспорта необходимо, наказывались штрафом 100 рублей и препровождались органами милиции к месту проживания. И лишь при рецидиве беспаспортные нарушители наказывались максимальным сроком 2 года. К тому же этот срок относился к тем, у кого не было паспорта, а у Ющенко, прибывшего из паспортизированного Харькова, паспорт был. Он и сам пишет в автобиографии (1945), что наказали его «за нарушение паспортного учёта», а в анкете (1946) указывает, что к судебной ответственности привлекался Бакинским НКВД «за непрописку в паспортному столi». То есть он вовремя не зарегистрировался по новому месту жительства. Это нарушение каралось штрафом, и лишь в случае рецидива - исправительно-трудовыми работами максимальным сроком на 6 месяцев. Допустим, Бакинские милиционеры сочли Ющенко рецидивистом (возможно, по их мнению, он нарушил правила паспортного учёта дважды - не прописавшись в Баку, а до того - не выписавшись из Харькова), но и в этом случае максимальный срок наказания составлял 6 месяцев. Ющенко же, по его словам, осуждён на три года. Явное противоречие между правонарушением и полученным за него наказанием, тем не менее, имеет своё логическое объяснение, если обратиться к другим документам. Так в немецкой учётной карточке (1944) явно со слов самого Ющенко указано, что он был осуждён 2 раза - общим сроком на 3,5 года. В его автобиографии (1945) говорится об одной судимости со сроком 3 года. По советским законам меньший срок «поглощался» большим, а не «плюсовался» к нему (как в той же Германии или теперь в США). Скорее всего, Ющенко был осуждён по двум статьям - одна (сроком на 6 месяцев) за нарушение паспортного режима и другая (сроком на 3 года) за другое преступление.

Возникает вопрос - за какое преступление Ющенко получил 3 года? Установить точно - какое преступление совершил Андрей Ющенко на основании имеющихся документов в данный момент невозможно12. Вполне вероятно, это преступление было совершено Ющенко ещё в бытность его студентом Харьковского пединститута. Это, кстати, объясняет и причину его внезапного отъезда из Харькова и вообще из Украины, напоминающего бегство. И, скорее всего, речь идёт об обычном уголовном преступлении, при этом - не самом тяжёлом. Очевидно, что Ющенко был приговорён к исправительно-трудовым работам, при этом свой срок он до конца не отбыл. Как пишет сам Ющенко в автобиографии (1945) «отработав полтора года, миня освобождает Президиум Верховного совета со снятием судимости» (исследователи уже не раз обращали своё внимание на это «отработав»). Вряд ли речь шла о «снятии судимости» и тем более реабилитации. Скорее всего, Ющенко был амнистирован (весной 1939 года как раз была объявлена амнистия) или условно-досрочно освобождён по отбытии половины срока или за хорошую работу. Ющенко явно был осуждён по уголовной статье, и политическим его дело не могло быть по целому ряду обстоятельств. Во-первых, об этом говорит столь незначительный в условиях 1937 года срок. Во-вторых, снисхождение в виде досрочного освобождения к осуждённым по политическим статьям в конце 1930-х годов не практиковалось. И, наконец, если бы речь шла об «антисоветской» деятельности, то в 1990-х годах Андрей Ющенко наверняка получил бы статус репрессированного, однако, как известно, у него этого статуса не было. Тем не менее, его сын - Виктор Ющенко, который вжился в образ «сына узника нацистских концлагерей», пытается примерить на себя и образ «сына узника ГУЛАГа». Так, со слов Виктора Ющенко СМИ распространили информацию о том, что его отец якобы работал на строительстве Беломоро-Балтийского канала. Виктор Ющенко даже внёс личные средства (2000 долларов США) на установку в Карелии памятника украинцам, страдавшим в карельских лагерях13. А украинское телевидение (ТСН, 1 +1) сообщило в одном из выпусков новостей о том, что в Карелии переиздаётся книга о политических узниках карельских лагерей. И якобы в новое издание будет внесено и имя Андрея Ющенко14. Однако приведённые Виктором Ющенко сведения о том, что его отец является «жертвой политических репрессий» и строителем Беломоро-Балтийского канала не соответствуют действительности. Дело в том, что строительство Беломоро-Балтийского канала было завершено уже в 1933 году, когда Андрей Ющенко ещё ходил в Хоруживскую неполную среднюю школу. Тем не менее, историю о работе на строительстве канала Виктор Ющенко вполне мог услышать от своего отца.

Однако если канал и имел место, то совсем не Беломоро-Балтийский. Так о каком канале мог рассказать сыну Андрей Ющенко? Речь могла идти лишь о тех исправительно-трудовых работах, к которым был приговорён Андрей Ющенко за совершение уголовного преступления. И работал он не в «Белбалтлаге» в Карелии, а на «Манычводстрое» в Ростовской области. Именно о «Манычводстрое» и говорит Андрей Ющенко в своей автобиографии (1945): «1939 весною еду в г. Ростов и поступаю на «Манычводстрой» де работаю до осени етого года, де и поступаю в ряды красной армии». Напомним, однако, что в анкете (1946) и автобиографии (1946) Ющенко пишет, что с февраля по март 1939 года он не трудился на строительстве каналов, а работал «учителем НСШ (неполной средней школы) «Ростов обл. Весьоловский р.». И это ещё один пример явной лжи. Вероятнее всего, дело обстояло следующим образом. «Отработав» на исправительно-трудовых работах полтора года в «Манычводстрое», Ющенко был освобождён (условно-досрочно или по амнистии), но как осуждённый он был поражён в правах. И, скорее всего, он был определён на поселение поблизости от предприятия, где до этого отбывал исправительно-трудовые работы, то есть в той же Ростовской области. Этим и объясняется то обстоятельство, что после условно-досрочного освобождения Ющенко не возвращается ни в Баку, куда так совсем недавно рвался «за материальным положением», ни в Харьков, ни, наконец, к себе домой в Хоружевку. Поэтому в автобиографии (1945) Ющенко, пытаясь уверить проверяющих, что судимость с него снята, указывает «Манычводстрой» не как место отбытия наказания, а как место «работы». При этом он сознательно, целенаправленно смещает даты своего пребывания в «Манычводстрое» на более поздний срок - время после освобождения. Это предположение подтверждается и тем, что автобиографиях (1946 и 1946а), где Ющенко умалчивает о своей прежней судимости, «Манычводстрой» совсем не упоминается. Пребывание Ющенко в армии во всех документах изложено одинаково. И этот период не представляет проблемы для исследователей. Стоит отметить, что Ющенко призывают в армию, несмотря на его судимость. Это объясняется тем, что преступление, которое он совершил, не относилось к категории тяжких. Кроме того, осень 1939 года - время стремительного роста численности Красной армии. Совсем недавно закончились бои на Халкин-Голе, завершился поход в Западную Украину и Западную Белоруссию, назревала война с Финляндией. Известно, что в этот период призывали даже запасных, уже отслуживших. И держать «на гражданке» 20-летнего здорового парня, даже если у него были проблемы с законом, не имело смысла. К тому же призывник Ющенко закончил несколько курсов ВУЗа, а значит - грамотный. Его призывают и сразу же направляют в школу младших командиров. В автобиографии (1945) Ющенко сообщает: «перва служба ето 11 казача кав дивизия, кав 35 полк де и окончив школу младших командиров». В анкете (1946) Ющенко говорит о другом соединении - с декабря 1939 по июнь 1940 он - «курсант полковоi школи. 35 кав дiвiзия» в «г. Пружани БСРР»15. Осенью 1940 года 11 кавалерийскую дивизию расформировывают, и некоторые части и подразделения вливаются во вновь сформированную 29 мотодивизию, куда попадает и Андрей Ющенко на должность старшины. В автобиографии (1945) указывается, что само воинское звание «старшина» он получил позднее - лишь в 1941 году, накануне войны (стоит отметить, что в немецких военных документах указаны разные звания Ющенко - «унтер-офицер», «Oberleutnant / старший лейтенант» и «солдат» - см. ниже).

Таким образом, довоенный период биографии Андрея Ющенко можно восстановить, опираясь на анкеты и автобиографии, написанные им самим. Эти документы содержат противоречия, в некоторых из них отдельные эпизоды умалчиваются. Но, несмотря на это, сопоставление и анализ документов позволяет воссоздать целостную биографию Андрея Ющенко. Вот что говорят документы о времени и обстоятельствах пленения Ющенко. Отметим сразу, что в автобиографии (1946а), датированной 7 сентября 1946 года, о пребывании в плену Ющенко вообще умалчивает. Там сообщается коротко: «Принимал участие в Отечественной войне, в 1945 г. из Кр. Армии был демобилизован как учитель». NB! Больше в документе о войне ни слова! Немецкая карточка военнопленного (1944), заполненная немцами на имя Ющенко информирует, что он взят в плен 5.7.1941 года под Белостоком. В автобиографии (1945) Ющенко утверждает: «28 июня нашу дивизию за Билостоком розбили, Ком. Див. и Нач. шта ба ушли по неизвестном направлению. 30 июля миня взяли в районе Минска в плен». В автобиография (1946) Ющенко сообщает другие сведения: «28 червня нашу мотодiвiзiю майже розбили i XI-41 року мене пiранило, I-1942 р. мене забрать в полон». Об этом же он говорит и в анкете (1946): «Був (в плену -А.) з I-1942.. Попав у полон у м. Столбцi». Итак, в четырёх документах три разные даты пленения (5 июля 1941 года, 30 июля (июня?) 1941 года и январь 1942 года) и три белорусских населённых пункта, рядом с которыми это произошло (Белосток, Минск, Столбцы). Анализ боевых действий на Белостокском выступе позволяет утверждать, что Ющенко попал в плен в конце июня -начале июля 1941 года. Дата 5 июля 1941 года указана в немецкой карточке. В анкете (1945) Ющенко указывает дату 30 июля, однако, если допустить, что в анкете у Ющенко описка, и речь в действительности идёт не об июле, а об июне, то 30 июня вполне укладывается в логику реальных событий. После войны при проверке бывших военнопленных особое внимание обращалось на обстоятельства, при которых военнослужащий попал в плен. Ранение или иные обстоятельства непреодолимой силы, которые не позволяли продолжить борьбу, служили «смягчающим» обстоятельством в глазах проверяющих. Отсутствие указаний на непреодолимые обстоятельства могло породить подозрение в том, что человека не взяли в плен, а он сам сдался в плен или, того хуже - перешёл на сторону врага. Ющенко в автобиографии (1945) говорит о том, что его «взяли в плен», не указывая на то, что был ранен. Немецкие учётные карточки также не сообщают о каких-либо ранениях.

В карточке (1944) в отдельной графе «особые приметы» указано «не имеет». Если бы у Ющенко были какие-нибудь ранения, то наличие шрамов или иных повреждений, скорее всего, было бы отмечено в учётной карточке. Таким образом, есть все основания полагать, что Ющенко попал в плен, не будучи раненым. Рассказывая о первых днях войны в автобиографии (1945), Ющенко использует другие объяснения своего пленения. Он считает нужным заявить о якобы неприглядном поведении комдива и начштаба16. Скорее всего, Ющенко именно информацию о бегстве («ушли по неизвестном направлении») комдива и начштаба рассматривал как «смягчающее» обстоятельство. Но в уже в 1946 году в анкете (1946) и в автобиографии (1946) Ющенко о якобы недостойном поведении командиров не сообщает17. В автобиографии (1946) и анкете (1946) обращают на себя внимание явно недостоверные сведения, которые сообщает Ющенко о времени и обстоятельствах пленения. А именно: он утверждает, что попадал в плен только в январе 1942 года, а до этого - в ноябре 1941 года он якобы был ранен под Сло-нимом. О мотивах изменения Ющенко своих прежних показаний остаётся догадываться, но можно рассмотреть две наиболее вероятных версии. Ющенко, пытаясь уверить проверяющих в том, что он не сдавался в плен в первые дни войны, а воевал полгода, рассчитывал на снисхождение и доверие. Поэтому в анкете (1946) и автобиографии (1946) Ющенко заявляет о боях, которые он якобы вёл в это время и ранениях, которые он при этом якобы получил. Так, в анкете (1946) он сообщает: «Маю поранения. XI-1941 р. М. Слонiм», а в автобиографии (1946) говорится: «XI -41 року мене пiранило, I - 1942 р. мене забрать в полон».

Однако это утверждение Ющенко очевидно не соответствует действительности. Ликвидация остатков окружённых летом в Западной Белоруссии советских войск была завершена немцами ещё в начале августа 1941 года, а в ноябре 1941 года, когда Ющенко якобы «пiранило» под Слонимом, немецкие войска стояли уже под Москвой. Казалось бы, проверяющим Ющенко мог заявить, что в это время он партизанил. В Белоруссии в это время разворачивалось партизанское движение и большую часть партизан составляли тогда военнослужащие Красной армии, не сумевшие выйти из окружения. Но Ющенко прямо заявляет в анкете (1946), что участия в партизанской борьбе и подпольном движении не принимал. Он, скорее всего, понимал, что ему будет трудно, практически невозможно, доказать своё участие в партизанском движении. Ему пришлось бы называть партизанские отряды, имена командиров, места дислокации, указать подробности боевых операций. Всё это в 1946 году легко было проверить, тем более, что партизанское движение в значительной части организовывалось и координировалось органами госбезопасности. И Ющенко не стал лгать, изображая из себя партизана или подпольщика. Это, однако, не помешало его сыну Виктору Ющенко в телеинтервью 12 мая 2005 заявить: «Я вiдчував себе сином воїна Радянської армiї, який 6 мiсяцiв бродив, пiсля того як нiмцi на його заставi перейшли кордон, по волинським болотам, ведучи партизанську пiдпiльну роботу». Ющенко-младший, стремясь дать более достоверную трактовку биографии своего отца, только усугубил дело. Его заявление о скитаниях отца в течение 6 месяцев «по волинським болотам» породило гораздо больше вопросов, чем дало ответов.

Почему Андрей Ющенко, который отрицает свою причастность к партизанскому и подпольному движению, вдруг отправился на юг - скитаться полгода по волынским болотам? Почему он не партизанил в Белоруссии, а двинулся на Волынь (туда, где действовали формирования украинских националистов)? Почему он не пытался пробиваться на восток, чтобы перейти линию фронта и соединиться со своими? Наконец, почему он не пытался пробраться «партизанскими тропами» в свою родную Хоружевку, дойти до которой было ещё проще, так как не надо было пересекать линию фронта (с октября 1941 года Хоружевка уже была в немецком тылу)? К тому же в родной для Ющенко Сумской области в 1941 году действовали 35 партизанских отрядов, в том числе и знаменитый отряд С. Ковпака. Но это, скорее, риторические вопросы, отвечать на которые не имеет смысла. Потому что достоверно установлено, что ни партизаном, ни подпольщиком Андрей Ющенко осенью 1941 года не был. И не сражался он в это время с немцами под Слонимом ни в одиночку, ни в составе Красной армии18. Немецкие документы свидетельствуют, что уже в августе 1941 года Ющенко находился в Саксонии в лагере Шталаг IVB в городе Мюльберг-на-Эльбе. Можно предположить, что Андрей Ющенко, уверяя после войны органы безопасности в том, что вплоть до января 1942 года находился в Белоруссии (сражаясь в рядах Красной армии), пытается отвлечь внимание проверяющих от того места, где он в действительности находился в это время и от тех событий, к которым он был реально причастен. Он своими выдумками о своих боях осени 1941 года в Белоруссии пытается создать себе своеобразное алиби. И эта версия представляется наиболее убедительной, особенно с учётом тех сведений, которыми мы располагаем, о том, что происходило с Ющенко, после того, как он в самом начале войны был взят в плен.

ЮЩЕНКО В ПЛЕНУ С того момента, как Ющенко попал в плен, начинается самый запутанный, самый сложный для исследования период его биографии. Во всех имеющихся документах содержится разные версии пребывания в плену, некоторые из которых выглядят просто фантастически. Автобиография (1945), в соответствии с которой, напомним, Ющенко попал в плен 30 июля (или июня) 1941 года, довольно подробна: «Первый большой Лагер ето Остров Мозовець в Польщи. В германии 304 и 4Б откуда миня везут (зачёркнуто: «я еду» - Авт.) в г. Майсен, Каменный кар’ер работать. Весною 1942 года миня перевозят в город Лайпциг на завод с-хоз. машин. Осенню етого года миня за подготовку к побегу забирают в большой Лагерь 4 Б. Откуда везут в штрафной Лагерь г. Стольп на аеродром - готовит земляную площадку. Летом 1943 года я убигаю, миня ловят и везут в центральный карцер и гестапо для военнопленных в г. Вольф, где зделав неудачный побег миня за километр од лагеря ловят, я ище сижу. Ноябр 1943 везут г. Нюрерберг Лагер 13, откуда я ухожу, убегаю и ловлять в г. Львов в Декабре 1943. Везут в штрафной Лагер 318 просидев 3 месяца, миня везут в Концлагер Аушвиц. Осинь 1944 за бандитизм в лагери (побоi полицаев) нас везуть в Концлагер Флесембург. По дороги мы бижим 25 человек. Ловлять миня в в Праги. Я миняю фамилию, садовлять в тюрму в г. Эгер - Карсбад-Эгер. Разоблачают и везуть в Бухенвальд где сижу одну неделю. Миня везуть в концлагер Флесембург, где в 1945 23 апреля освобождают Американцы» Автобиография (1946), датированная 31 ноября 1946 года, в соответствии с которой Ющенко попал в плен в январе 1942 года, сообщает: «Зпочатку знаходився при госпиталi nomiм тiслают на работу в г. Лейпциг звiдки я тiкаю. Мене словили i посадили в центральный iзолятор г. Вольф, знов ловлять i закривають в Нюренберзьку тюрму. Знов тiкаю i ловлять у Францii. Знов тiкаю де ловлять i вiдправляють в концлагерь Освенцiм i роблять клеймо на лiвш грудi № 11367. Тут знов тiкаю - ловлять i роблять други клеймо.
Вiдправляють в концлагер Фльосембург, де по дорозi нас 25 чоловiк (цiлий вагон) нас знов утiкаемо, де ловлять i сажають в тюрму Прага - Карлсбад, Егер i Фльосембург. В Фльосембурзi жду суда, дождавшись суда (повiшення) я знов тiкаю i потрапляю в зону Америки» В анкете (1946), в соответствии с указанием иного времени попадания в плен - январь 1942 года - Ющенко сообщает: «Перебував в полонi: в Концлагерi. г. Лейпцiг, Освенцiм, Фльосембург, Бухенвальд... В VI-1944 я убiжав». В период с июня 1944 по январь 1945 Ющенко, по его словам: «Рядовий в Руськом отрядi при Американсьюй Армii м. Верден». С января 1945 по март 1945: «Фiльтрационний лагерь НКВД г. Майсен». «Личная карта», заполненная немцами 30 апреля 1943 года на имя Ющенко в Шталаге IVB: Указан личный номер Ющенко - «117 654», который ему был присвоен в Шталаге IVB, когда его взяли в плен. Отмечена национальность - «украинец». Воинское звание - «унтер-офицер». Отмечено, что в период в период 12-28 февраля 1942 года заработал 1,4 марки. В графе «работодатель» стоит - «204». Указано, что в базовый лагерь он направлен 30 апреля 1943 года. «Учётная карта», заполненная в октябре 1943 года на имя Ющенко в Шталаге XIII D (Нюрнберг): Личный номер военнопленного Ющенко - «117 654». Воинское звание - «Ober- leutnant / ст(арший) лейтенант». Отмечено, что доставлен в лагерь 23 октября 1943 года из Шталага 5 Люфт (Вольфен). (на карте штемпель Шталага 5 Люфт и рядом стоит и другая дата -«29.окт 1943»). «Личная карта» №11367 на бланке лагеря военнопленных Освенцим, заполненная на имя Ющенко 20 октября 1944 года: Указано, что Ющенко взят в плен 5.7.1941, зарегистрирован в Шталаге IVB под № 117 654. Воинское звание - «рядовой». Указаны 2 судимости: «3 г. и 6 мес. тюремного заключения за политическую деятельность». Поступил в лагерь 24.2.1944. Отбыл из лагеря - 20.10.1944 во Флоссенбург. Итак, автобиография (1945), несмотря на всю её противоречивость, представляет особую ценность в силу её подробности. Обращает на себя внимание перечисление лагерей, которые известны своей высочайшей смертностью. «Остров Мозовець в Польши» - печально знаменитый «Шталаг 324 Остров-Мазовецкий»19. Этот лагерь для военнопленных был создан накануне войны в соответствии с приказом начальника полиции безопасности и СД за № 8 от 17 июня 1941 года.

 
RAOДата: Понедельник, 15.09.2008, 19:48 | Сообщение # 2
Администратор
Группа: Администраторы
Сообщений: 31
Статус: Offline
продолжение

В лагере пленных сортировали, выявляли коммунистов, сотрудников НКВД, политработников, советских активистов, евреев, других «врагов» и «подозрительных». «Враждебные элементы» отправлялись в лагеря СС, остальные - в лагеря военнопленных. Несмотря на то, что лагерь подчинялся не СС, а вермахту, он был одним из самых страшных по статистике смертности. В лагере царили массовый голод, жажда и болезни. Пик смертей пришёлся на первые месяцы войны, т.е. на тот период, когда там оказался Андрей Ющенко. За период с июня по декабрь 1941 года через лагерь прошли от 80 до 100 тысяч советских военнопленных, из которых в лагере погибло 41 592 человека20. Затем, по словам Ющенко, он попадает в Германию, в лагеря «304 и 4Б». Лагерь 304 - это не менее известный Шталаг IVH в городе Цайтхайн. Лагерь служил центральным распределительным лагерем для военнопленных, прибывающих на территорию военного округа IV21. Лагерь представлял собой территорию, окружённую колючей проволокой, какие-либо помещения для пленных отсутствовали, и пленные спали под открытым небом. Массовые эпидемии и голод унесли тысячи жизней. С декабря 1941 года по март 1942 года из-за эпидемии сыпного тифа лагерь IVH находился под карантином. Если до начала карантина в лагере находилось 10 677 пленных, то после его снятия в апреле 1942 года их осталось лишь 3 729. В лагерь во время карантина новых пленных не поступало. Вскоре Шталаг IVH (Цайтхайн) стал филиалом Шталага IVB в соседнем Мюльберге-на-Эльбе. А это и есть тот самый лагерь «4 Б», о котором в автобиографии (1945) сообщает Андрей Ющенко. Номер военнопленного 117 654, указывает на то, что Ющенко попал в Шталаг IVB22 (Мюльберг) в августе 1941 года. Возникает, однако, вопрос - почему он не был зарегистрирован в Шталаге IVH, где, по его словам он оказался раньше? Возможно это связано с «филиальными» отношениями двух соседних лагерей (в итоге Шталаг IVH окончательно стал филиалом Шталага IVB). Это, в конце концов, могло быть связано и с определённой неразберихой - немцы оказались организационно не готовы к такому количеству военнопленных, и направленные в один лагерь могли быть перенаправлены в соседний. Вопрос об обстоятельствах регистрации военнопленного Ющенко не играет существенной роли, так как пребывание его в Шталаге IVB не вызывает сомнений. При сравнении документов требует ответа другой вопрос -почему в автобиографии (1946) и анкете (1946) Ющенко умалчивает о Шталаге 324 (Остров-Мазовецкий) и Шталаге IVB (Мюльберг)? Как уже было указано, выдумка Ющенко о боях в составе Красной армии и ранении в конце 1941 года в Западной Белоруссией, скорее всего, имела целью скрыть обстоятельства его реальной биографии в период с июля 1941 года по январь 1942 года. А именно в это время он был в Шталаге 324 и Шталаге IVB. То есть он, скорее всего, в это время, находясь в этих лагерях (или в одном из них) совершил нечто такое (или попал в такую ситуацию), что могло бы очень серьёзно навредить ему в глазах проверяющих и иметь для него самые серьёзные последствия. И, создавая себе алиби рассказами о «боях в Белоруссии», Ющенко пытался отвлечь внимание от обстоятельств своего пребывания в Шталагах 324 и IVB. Можно предположить, какие обстоятельства мог скрывать Ющенко в 1946 году. Объяснений может быть несколько. Например, после того, как Ющенко прибыл в Шталаг IVB и был зарегистрирован там, его могли попросту... отпустить. В соответствии с приказом генерал-квартирмейстера главного командования сухопутных сил Германии № 11/4590 от 25 июля 1941 года из плена освобождались советские военнопленные из числа украинцев, советских немцев, прибалтов и др23. 27 июля 1941 года начальник генерального штаба Вермахта генерал Гальдер записывает в дневнике: «Украинцы и уроженцы Прибалтийских государств будут отпущены из плена»24.

Только до ноября 1941 года немцами были отпущены 318 770 человек, из которых 277 761 - были украинцами25. Интересно, что в автобиографии (1945) Ющенко, говоря о том, что произошло с ним после Шталага IVB, прежде чем написать «миня везут в Майсен», сначала пишет «я еду в Майсен». И лишь потом зачёркивает необычное для военнопленного «я еду». Таким образом, Ющенко вполне мог быть одним из тех украинцев, которых немцы освободили. Более того, немцы вряд ли рассматривали старшину Ющенко как угрозу. Напротив, учитывая биографию Ющенко, они, скорее всего, стремились склонить его к сотрудничеству: Ющенко - судимый, а значит, «обижен на Советскую власть». То что немцы знали о его судимостях, не вызывает сомнений. В карточке Освенцима (1944) явно со слов самого Ющенко указаны две его судимости общим сроком 3,5 года за политическую деятельность; Ющенко - обученный старшина, не новобранец или ополченец; Ющенко - грамотный, у него за плечами несколько курсов Харьковского пединститута, это также выделяет его из общей массы пленных солдат; Ющенко - идейный украинец (о чём ныне свидетельствуют все члены его семьи). Если дело обстояло так и немцы в конце лета - начале осени 1941 года отпустили Ющенко, то он, скорее всего, понимал, что этот факт может породить у проверяющих подозрения в сотрудничестве с немцами. И это объясняет, почему в 1946 году (ни в анкете, ни в автобиографиях) Ющенко не указывает свои первые два лагеря, освобождаясь тем самым от необходимости отвечать на вопрос о том, как он оттуда вышел. Есть и второе объяснение. В этот период немцы активно привлекали для службы в полицейских и вспомогательных формированиях и структурах антисоветски настроенных граждан, в том числе и пленных, ставших на путь предательства. Среди таких институтов, пополнявшихся за счёт предателей, была так называемая «лагерная полиция». Ещё до начала войны, 16 июня 1941 года германское командование (ОКВ) отдало приказ ОКВ, который предписывал отбирать среди советских военнопленных таких, с которыми можно сотрудничать. В этом приказе речь шла и о создании «лагерной полиции». Положение о «лагерной полиции» было утверждены 8 сентября 1941 года. В нём говорилось: «Из благонадежных советских военнопленных необходимо создать полицию в лагерях и крупных рабочих командах, которая будет использоваться комендантом для наведения порядка и поддержания дисциплины»26. При формировании «лагерной полиции» немцами учитывался национальный фактор27.

Так, по воспоминаниям бывшего военнопленного И. Я. Гетмана, «в лагере Остров-Мазовецкий (тот самый, в который попал Андрей Ющенко! - Авт.) полицейскими были только украинцы. «Первый призыв к пленным был такой: «Кто украинец, иди на службу к немцам!»»28. Лагерные полицейские формально не переставали оставаться пленными, но они находились на привилегированном положении. Они имели лучший паёк, были хорошо одеты, жили в отдельных помещениях. Их численность составляла от двух-трех десятков на 500-1000 человек до нескольких сотен в большом лагере. «Полицаи» не только поддерживали лагерную дисциплину, но и выявляли среди пленных коммунистов, комиссаров, евреев - всех «нежелательных элементов». «Полицаи» приводили смертные приговоры в исполнение. Так, в «Распоряжении штаба ОКВ о порядке приведения в исполнение приговора о смертной казни советских военнопленных» от 29 декабря 1941 года говорилось: «Если в исполнение приводится приговор о повешении, то комендант данного лагеря должен найти среди советских военнопленных подходящих для этого людей, которые за это должны получить какое-либо вознаграждение (деньгами, продуктами и др.). О приведении приговора немецкими военнослужащими не может быть и речи»29. Многие «лагерные полицаи» годами продолжали свою карьеру в лагерях. Немцами практиковалось перемещение проявивших себя на службе «полицаев» из одного лагеря в другой. Часть «полицаев» продолжали службу в вооруженных и полицейских формированиях Германии. Кроме «лагерных полицаев», в лагере существовала прослойка «сексотов» - тайных информаторов из числа военнопленных, которые за плату или привилегии информировали администрацию лагеря о поведении заключённых. Есть все основания полагать, что Андрей Ющенко мог быть одним из тех, кто пошёл на такое сотрудничество с лагерной администрацией: 1) «Лагерная полиция» в том же Шталаге 324 (Остров-Мазовецкий) состояла только из украинцев; 2) Ющенко, сообщивший о своих довоенных судимостях якобы за политическую деятельность, в глазах немцев - идеальный объект для привлечения к сотрудничеству; 3) Ющенко в автобиографии (1946) и анкете (1946) пытается скрыть от органов госбезопасности своё пребывание в 1941 году в Шталаге 324 и Шталаге IV. Последнее наводит на мысль, что именно в этих лагерях Ющенко мог проявить себя особенно «активно». 1942 ГОД В автобиографии (1945) говоря о том, что он делал после того, как оказался в Шталаге IVB, Ющенко сообщает, что его «везут» (или он «едет») в город Майсен в каменный карьер. В «Личной карточке» Шталаг IVB (1943) отмечено, что Ющенко за какую-то работу в период с 11 по 28 февраля 1942 года получил 1,4 марки. В качестве работодателя указано загадочное «204». Затем его «перевозят в город Лайпциг на завод с-хоз. машин». Автобиография (1946) утверждает, что его «отсылают на работу в г. Лейпциг». Лейпциг упоминается и в анкете (1946).

Следует отметить, что какого-то особого «лагеря» в Лейпциге не существовало. Лейпциг - крупный промышленный центр в Саксонии, вокруг которого располагалось несколько крупных лагерей военнопленных и их филиалов. Обычно из близлежащих лагерей на немецкие предприятия отправлялись команды военнопленных. Завод, как правило, не являлся «лагерем», а лишь местом труда военнопленных. Иногда пленные не только работали на предприятии, но и жили там в специальных помещениях, продолжая числиться в своём лагере. При этом вместе с военнопленными рабочими на предприятия направлялись и сотрудники «лагерной полиции», задачей которых было следить за порядком. Осенью 1942 года Ющенко (возможно вместе с командой военнопленных) отзывают с завода в базовый лагерь Шталаг IVB. Сам Ющенко утверждает, что «за подготовку к побегу забирают в большой Лагерь 4 Б откуда везут в штрафной Лагерь г. Стольп на аеродром - готовить земляную площадку». Дело в том, что и Майсен, и Лейпциг, и Штольпен (у Ющенко - Стольп) - всё это населённые пункты Саксонии в непосредственной близости от Шталаг IVB (Мюльберг). Скорее всего, имел место обычный перевод военнопленных с одного места на другое в пределах ответственности одного лагеря или между его филиалами. Это подтверждается и тем, что в немецких учётных документах Ющенко вплоть до весны 1943 года числится военнопленным Шталаг IVB. «Подготовка к побегу» также вряд ли имела место, так как в тех же немецких документах о каких-либо побегах Ющенко в этот период нет никаких упоминаний. Возможно, говоря о «побеге» и «штрафном» характере некого «Лагеря г. Стольп», Ющенко стремился героизировать себя в глазах госбезопасности. Собственно, и «нормальные» условия в Шталаге IVB ставили пленных на грань выживания. Бывший узник этого лагеря Борис Черезов вспоминал (речь идёт о лете и осени 1942 года - времени, когда там находился Андрей Ющенко): «Голод. Питание: одна большая и одна маленькая вареные картошки, это так делили. Приносили ведрами на несколько человек. Зелёный шпинат или суп из неочищенной картошки («Свиной»). Хлеб - полукилограммовая булка на 8 человек. Хлеб делится на спичечных весах, а затем один отвертывается и кричат: «Кому?» Если попадает горбушка, это счастье»30. Примечательно, что в автобиографии (1946) и анкете (1946) Майсен и Штольпен вообще не упоминаются. Из всего периода, связанного с пребыванием Ющенко в Шталаге IVB, он указывает только Лейпциг, где пробыл несколько месяцев. При этом сам Шталаг, в котором Ющенко числился почти два года, даже не называется. Наиболее вероятным объяснением такой «забывчивости» после войны может быть стремление Ющенко не привлекать внимание органов безопасности к Шталагу IVB. Что выглядит вполне логичным в том случае, если он был в этом лагере «полицаем». Страх, что при дополнительной проверке бывшие заключённые могут опознать его, объясняет умолчание и ложь Ющенко об этом периоде своей биографии. По воспоминаниям заключённых, «полицаи» Шталага IVB отличались особой жестокостью. Так, бывший узник этого лагеря Борис Черезов вспоминал: «На территории лагеря полицаи как собаки, бьют по причине и без всякой причины, таких еще нигде не видал (выделено Авт.)»311943 ГОД В 1943 году, когда наметился перелом в войне, ситуация в лагерях военнопленных претерпела серьёзные изменения. Во-первых, сократился приток новых пленных. Во-вторых, изменились и сами пленные. Если в начале войны значительная их часть была деморализована, подавлена теми поражениями, которые потерпела Красная армия в начале войны, то в 1943 году в плен попадали те, кто хорошо знал о победах под Сталинградом и Курском, а также непосредственные участники этих сражений. Военнопленные из числа тех, кто был взят в плен в начале войны, также получали информацию о победах Красной армии.

Как вспоминал Пётр Палий, попавший в плен ещё в 1941 году: «Мы знали о полном разгроме немцев под Сталинградом и о гибели армии Паулюса, знали, что фактически теперь немцы перешли на оборонную стратегию и отступали по всей линии фронта под все усиливающимся натиском Красной армии»32. Всё это приводило к тому, что разрозненные акты протеста в лагерях советских военнопленных стали превращаться в организованное сопротивление. Возникали крупные подпольные организации, в состав которых подчас входили представители разных лагерей, например «Братское сотрудничество военнопленных»33. Немцы учитывали эти изменения и по возможности старались не смешивать «новых» пленных со «старыми». Тот же П. Палий вспоминал, что «у новых пленных уже совсем другие настроения, смешивать их с нами немцам, по многим вполне понятым причинам, нежелательно»34. Кроме того, немцы усилили контроль за настроениями и поведением военнопленных, внедряя в их ряды агентов из числа военнопленных, ставших на путь предательства. В лагерях военнопленных этим занимался Абвер, в концентрационных лагерях - гестапо. То же «Братское сотрудничество» было ликвидировано немцами после внедрения в его состав агента-провокатора из числа предателей35. В 1943 году произошли изменения и в судьбе Андрея Ющенко - он покинул Шталаг IVB. В автобиографии (1945) Ющенко сообщает: «Летом 1943 года я убигаю, миня ловят и везут в центральный карцер и гестапо для военнопленных в г. Вольф, где зделав неудачный побег миня за километр од лагеря ловят, я ище сижу». В автобиографии (1946) об этом говорится так: «звiдки я тiкаю мене словили i посадили в центральный iзолятор г. Вольф». В немецких документах, имеющихся в нашем распоряжении, данных о каких-либо побегах в это период Ющенко не содержится, поэтому версия о побеге, как причине смены лагеря, представляется маловероятной. Кроме того, в «учётной карточке военнопленного», заполненной в 1943 году в Шталаге XIIID, указывается, что в октябре 1943 года Ющенко находился не в «центральном карцере и гестапо («изоляторе») г. Вольф», а в Шталаге 5 Люфт г. Вольфен.

Сам Ющенко практически все свои перемещения из лагеря в лагерь объясняет очередным «побегом» (в автобиографиях и анкете он говорит о семи побегах с 1941 по 1945 год). Складывается впечатление, что версиями о «побегах» и «наказаниях» Ющенко пытался объяснить очевидную нелогичность и странность своих перемещений между лагерями, которые различались по своей специфике. Так, Шталаг 5 Люфт, куда был переведён Ющенко, был лагерем для пленных из состава военно-воздушних сил. Обращает на себя внимание, что Ющенко, не имевший никакого отношения к ВВС, попал в лагерь для офицеров-лётчиков. Другая примечательная особенность - звание «старший лейтенант», под которым он числится в Шталаге 5 Люфт. Напомним, в Красной армии Ющенко был «старшиной», и именно с этим званием он и попал в плен. Этот лагерь не являлся каким-то «штрафным» лагерем, напротив - пленные работали на предприятиях вместе с немецкими рабочими. Это также свидетельствует против утверждения Ющенко о том, что в Вольфене он якобы находился в «тюрьме и изоляторе» за побег. В Шталаге 5 Люфт действовало одно из отделений подпольной организации «Братское сотрудничество военнопленных». И именно в конце 1943 года, то есть в период пребывания в этом лагере Ющенко, там произошёл один из первых крупных провалов подпольной организации, ставших впоследствии причиной её ликвидации немецкой контрразведкой и гестапо. По доносу агента-провокатора у некоторых военнопленных были изъяты программные документы подпольной организации, затем был проведён обыск во всём лагере и были задержаны некоторые её члены36. В итоге организация «Братское сотрудничество военнопленных» была разгромлена, а руководители были расстреляны в Дахау37. Нельзя однозначно утверждать, что именно Ющенко причастен к истории с провалом «Братства».

Но странное пребывание Ющенко совпадает по времени с этим провалом. А очевидная недостоверность сведений, излагаемых Ющенко, наводит на определённые размышления. 29 октября 1943 года Ющенко был переведён в другой лагерь военнопленных. Сам Ющенко в автобиографии (1946) говорит про «Нюренберзьку тюрму», между тем немецкие документы однозначно свидетельствуют, что «старший лейтенант» Ющенко переведён из Шталага 5 Люфт (Вольфен) в Шталаг XIII D (Нюрнберг). Этот лагерь тоже был не совсем обычным. Там содержались пленные, представлявшие особый интерес для немцев. Бывший узник лагеря учёный-химик Игорь Влодавец, вспоминая историю своего плена, писал: «при отступлении угодил в плен к немцам... Те приняли меня за важную птицу, отправили в... Шталаг XIII-D»38. Долго в этом лагере Ющенко не задержался и вскоре был переведён в другой лагерь. В автобиографии (1945) Ющенко сообщает, что в Нюрнберге он совершает побег (очередной), и его в декабре 1943 года ловят во Львове. Это утверждение выглядит неправдоподобным: чтобы добраться из Баварии до Украины, необходимо было пересечь не только Германию, но и Польшу и/или Чехословакию, что в условиях 1943 года для беглого военнопленного без документов было практически невозможно. Далее Ющенко сообщает, что после поимки в декабре 1943 года во Львове его «везут в штрафной Лагер 318», где он затем находится три месяца. Это утверждение вызывает особый интерес. Во-первых, «Лагерь 318» - Шталаг VIIIF (318) ещё летом 1943 года был реорганизован, и на его базе был создан лагерь 344 (Шталаг VIII Е). Во-вторых, и это главное, известно, что под наименованием «штрафной лагерь 318» действовал так называемый «штрафной лагерь «Цеппелина»39. «Предприятие "Цеппелин"» - разведывательно-диверсионный орган, созданный в 1942 году Главным Управлением Имперской Безопасности (РСХА) Германии для операций против СССР. «Цеппелин» занимался заброской подготовленной агентуры в советский тыл для сбора информации о политическом положении в стране, проведения антисоветской и националистической пропаганды, организации повстанческого движения, осуществления терактов по отношению к высшему партийному, советскому и военному руководству. Отбор и вербовка агентуры осуществлялись, главным образом, в лагерях военнопленных. «Цеппелин» был подчинён VI управлению РСХА на правах особого подразделения и действовал в тесном контакте с Абвером и командованием Вермахта, а также с имперским министерством по делам оккупированных восточных областей40. Как пишет Сергей Чуев, «штрафной лагерь «Цеппелина», скрывающийся под вывеской «филиала Шталага 318», не ограничивался только подготовкой диверсантов и радистов. Так, «в особом взводе готовилась контрразведывательная агентура, надсмотрщики и полицейские. Эту категорию агентов переодевали в гражданскую одежду и направляли на предприятия, где трудились рабочие-остовцы. В январе 1944 года (то есть тогда, когда Андрей Ющенко, по его собственным словам, находился в «лагере 318» - Авт.) особый взвод был реорганизован и стал именоваться "Зондеркоманда-108" или "108-й рабочий батальон". Всего в нем состояло 150 человек, разделенных на 4 отделения: 1-е и 2-е готовили полицейских и надсмотрщиков, 4-е - контрразведывательную агентуру, 3-е - агентов для возвращения в органы "Цеппелина" »41.

В автобиографии (1946) Ющенко ни словом не упоминает «штрафной лагерь 318», в котором, он, судя по автобиографии (1945), провёл целых «три месяца». При этом недельное пребывание в «Нюренберзькой тюрме» (Шталаг ХШ D) в автобиографии (1946) находит своё отражение. Если в 1945 году Ющенко утверждает, что бежал из Нюрнберга во Львов, то в 1946 году он заявляет, что из Нюрнберга бежал совсем в другую сторону - во Францию. С учётом того, что в немецких документах нет никаких указаний на факт очередного «побега» Ющенко в этот период, следует признать, что информация о побеге (побегах) не соответствует действительности. С учётом вышеизложенного можно предположить, что Ющенко в 1943 году уже, возможно, являлся агентом «Цеппелина» или Абвера, занимающимся контрразведкой среди советских военнопленных. Такие агенты-провокаторы из числа военнопленных (или под видом таковых) внедрялись в лагеря для сбора информации, слежки, борьбы с подпольем, выявления как «подозрительных лиц» (комиссаров, евреев, сотрудников НКВД и др.), так и тех, кто мог бы стать перспективным объектом для вербовки. Поскольку агенты формально не переставали числиться военнопленными, само внедрение их в другой лагерь не представляло особого труда. В качестве «легенды» агент вполне мог использовать факты своей собственной биографии, иногда с небольшими изменениями. Например, для внедрения в среду пленных офицеров агенту могли «присвоить» звание, которого он в реальности не имел. Этим можно объяснить неожиданное «повышение» старшины Ющенко до «старшего лейтенанта» в период его пребывания в Шталаге 5 Люфт (Вольфен) и Шталаге XIIID (Нюрнберг). Агенты и «лагерные полицейские» за свою работу поощрялись. Кроме денежного содержания их порой даже награждали немецкими наградами.

Так, например в Дулаге 126 «лагерный полицай» был награждён Железным крестом II степени42. Агентам и лагерным полицейским в качестве поощрения иногда предоставлялся кратковременный отпуск. Именно отпуском «на Родину» можно объяснить пребывание Ющенко во Львове в декабре 1943 года. И, скорее всего, именно опасение, что свидетели могут сообщить, что Ющенко во Львове был не беглецом, а находился там в отпуске, заставляет его в автобиографии (1946) умолчать о Львове. С учётом того, что лагерное подполье часто имело своих людей среди сотрудников канцелярии и даже в «лагерной полиции»43, внедрение агента-провокатора обставлялось необходимыми бюрократическими формальностями, в частности - на агента заводился весь необходимый комплект документов, как и на любого другого военнопленного. В автобиографии (1945) Ющенко сообщает, что после трёхмесячного пребывания в «лагере 318» его «везут в концлагер Аушвиц». В немецкой учётной карте указано, что он находится в Освенциме (Аушвице) с 24 февраля по 20 октября 1944 года. Однако следует разделять «концлагерь Аушвиц» и «лагерь военнопленных Аушвиц». Освенцим представлял собой целый лагерный комплекс, в состав которого входили несколько лагерей. Немецкая учётная карта ясно свидетельствует, что Ющенко находился не в концентрационном лагере (Konzentrationslager Auschwitz), а именно в лагере военнопленных (Kriegsgefangenenlager Auschwitz) в звании «рядовой»44. В карточке указан и регистрационный номер Ющенко - 11367. В автобиографии (1946) он сообщает, что в Освенциме ему делают новое клеймо с этим самым номером. Если учитывать разницу между концлагерем и лагерем военнопленных, становится понятным ответ на вопрос, которым задавались украинские исследователи: почему у Ющенко, поступившего в Освенцим в начале 1944 года, такой «маленький» номер? Скорее всего, дело в том, что в каждом лагере Освенцима была своя регистрация пленных и узников со своей системой нумерации, и свой «маленький» номер Ющенко получил в аушвицком лагере военнопленных. В «лагере военнопленных Аушвиц» находился ещё один из лагерей «Цеппелина», где проходили обучение и проверку за-1 вербованные из числа военнопленных агенты, которых предполагалось забросить в советский тыл45. Подготовка агентов в этом лагере носила массовый характер, и немцы не могли обеспечить должный контроль за своими агентами. Как следствие, агенты - выпускники Аушвицкого лагеря часто переходили на советскую сторону. Такой случай, например, произошёл в январе 1943 года в «Особой команде «Цеппелина» при оперативной группе «Д»», когда во время отступления немцев с Кавказа из 150 агентов - выпускников Аушвицкого лагеря по пути разбежалась значительная часть46. Поэтому немцы должны были предпринимать дополнительные контрразведывательные усилия с целью выявления тех «курсантов» из числа завербованных агентов, кто вызывал подозрения. С этой целью часто практиковалось внедрение к «курсантам» агентов контрразведки. Ющенко пробыл в «лагере военнопленных Аушвиц» почти восемь месяцев - до октября 1944 года. В автобиографии (1945) он сообщает, что из Аушвица его в составе группы из 300 человек отправляют во Флоссенбург в качестве наказания за «бандитизм (побои полицаев)». В рассказе про «побои полицаев», возможно, содержится невольный намёк на реальные события. Дело в том, что 7 октября 1944 года в Освенциме произошёл бунт одной из «зондеркоманд», состоящей из заключённых евреев. Как пишет научный сотрудник Украинского центра изучения истории Холокоста профессор Стер Елисаветский, по одной версии, произошло столкновение «зондеркоманды», состоящей из польских евреев, с охраной, в ходе которого несколько нацистов было уничтожено, но никто из группы восставших узников не уцелел.

По другой версии, восстание подняла «зондеркоманда», состоявшая из греческих евреев. Восставшие убили двух эсэсовцев и пытались выбраться за пределы лагеря, но персонал лагеря быстро справился с ними47. Называется и число восставших евреев - 451 человек, большая часть их была убита во время схватки, оставшиеся (около 200 человек) были публично казнены 48. Если предположить, что Ющенко был действительно причастен к этим событиям, то тогда, скорее, он был не среди восставших, а среди тех, кто подавлял это восстание. Для администрации лагеря вполне логичным было привлечь к подавлению бунта в первую очередь подразделения, дислоцированные в непосредственной близости. И вряд ли «курсанты» лагеря подготовки агентов, расположенного в самом Освенциме, не были задействованы в этой операции. Вскоре после этого бунта немцы начали демонтаж концлагерного оборудования и эвакуацию лагерей Аушвица, завершившуюся в январе 1945 года. Команда, в которой был Ющенко, 20 октября 1944 года одной из первых отправляется из лагеря военнопленных Аушвиц в лагерь Флоссенбург. В автобиографии (1945) он пишет: «по дороги мы бижим 25 человек. Ловлять миня в Праги, я миняю фамилию, садовлять в тюрму в г. Эгер - Карсбад-Эгер. Разоблачают и везуть в Бухенвальд где сижу одну неделю. Миня везуть в концлагер Флесембург». В автобиографии (1946) Ющенко излагает эти события следующим образом: «Вiдправляють в концлагер Фльосембург, де по дорозi нас 25 чоловж (цiлий вагон) нас знов утiкаемо де ловлять i сажають в тюрьму Прага - Карлсбад, Егер i Фльосембург». В целом версии совпадают, разница лишь в том, что в первой содержится интересная подробность про смену фамилии и указан Бухенвальд, который не упомянут в автобиографии (1946). В анкете (1946) Бухенвальд также указан среди четырёх мест, где Ющенко, по его словам, находился в плену. Версия, что военнопленный, совершивший побег, был пойман, разоблачён и направлен в лагерь по месту назначения, представляется маловероятной. Побег военнопленного - одно из тягчайших нарушений. Как вспоминал бывший военнопленный П. Палий, «побег советского военнослужащего из лагерей интернирования обычно кончается его смертью»49 (чего же мог ждать за свои многочисленные «побеги» Ющенко, если бы они были на самом деле!). В Освенциме в наказание за побег одного заключенного казнили десять других узников50. А, например, в том же Флоссенбурге, по пути в который якобы бежал Ющенко, за попытку побега был казнен Герой Советского Союза генерал-майор Иван Шепетов51. Если Ющенко был пойман как беглый военнопленный, то его, скорее всего, не возили бы полтора месяца по тюрьмам и лагерям Чехии и Германии, а казнили бы сразу после поимки или в ближайшем лагере. Однако если допустить, что Ющенко был негласным сотрудником немецкой контрразведки или «лагерным полицейским», который отстал от эшелона, то после задержания и проверки его вполне могли направить по месту назначения. В этой связи обращает на себя и упоминания города Егер, а также Бухенвальда, где он побывал по пути во Флюссенбург. В город Егер (Богемия) осенью 1944 года был переведен один из особых лагерей по подготовке агентов «Цеппелина»52, а один из сборных лагерей «Цеппелина» находился в Бухенвальде53, упоминаемом Ющенко в автобиографии (1945). Во Флоссенбург Ющенко прибывает 1 декабря 1944 года. Флоссенбург был лагерем с особо строгим режимом. В начале войны в лагере был создан «русский сектор», куда отправляли советских военнопленных. Интересно, что первая партия пленных поступила в 1941 году из Шталага IV В (Мюлберг), где тогда находился и Андрей Ющенко. В 1941 году «русский сектор» был ликвидирован (в том числе и из-за высокой смертности советских военнопленных, занятых, главным образом, на гранитных каменоломнях54). Оставшиеся советские пленные были распределены по другим лагерям. В течение войны в лагерь попадали «политические преступники» и особо важные пленные. Например, одно время узником лагеря являлся генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев, в 1943 году во Флоссенбурге были казнены генерал-майор авиации Григорий Тхор и упоминавшийся генерал-майор Иван Шепетов. А во время пребывания Ющенко в лагере там содержались и были казнены такие важные узники, как бывший шеф Абвера адмирал Канарис и руководитель Словацкого национального восстания генерал Голиан. В автобиографии (1945) Ющенко, не указывая каких-либо подробностей о своём пребывании во Флоссенбурге, сообщает что 23 апреля 1945 года был освобождён американскими войсками. Автобиография (1946) содержит другую версию. В соответствии с ней Ющенко, во Флоссенбурге дожидается приговора - «дождавшись суда (повiшення) я зное тiкаю и потрапляю в зону Америки». И далее сообщает, что в январе (!) 1945 года он «идёт на свою сторону». Эта версия не выдерживает никакой критики. Во-первых, вряд ли немцы, приговорив Ющенко к смерти, стали бы откладывать исполнение приговора.


RAO
 
Форум » Форум ОВАКОЛУ » Форум для всех » ВСЯ ПРАВДА ОБ ОТЦЕ президента ЮЩЕНКО...! (Теперь понятно почему фашист Шухевич - герой украины!)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright RAO © 2006